И регулятора удовлетворить, и лояльность сохранить. Как смягчить последствия «закона Яровой»

И регулятора удовлетворить,
и лояльность сохранить.
Как смягчить последствия
«закона Яровой»

0

С 1 октября вступила в действие последняя часть законодательных поправок, печально известных как «пакет Яровой». Ранее операторы связи и интернет-компании обязаны были до шести месяцев хранить у себя записи голосовых звонков, текстовые сообщения, изображения и иные электронные сообщения пользователей за последние 30 дней. Теперь к этому контенту прибавилась самая существенная его доля: интернет-трафик.

Могут ли игроки телекоммуникационного рынка каким-то образом повлиять на неотвратимость наступления «закона Яровой»? Очевидно, уже нет. Могут ли сократить затраты на его исполнение? Вот это интересный вопрос.

Начнем с предварительных официальных цифр. По данным большого числа федеральных СМИ, основные «пострадавшие» – операторы «большой тройки» – по-разному оценили свои капитальные затраты на грядущее хранение огромного массива данных. Основная часть из которого никому никогда не потребуется, но терять который настойчиво не рекомендуется. «Мегафон» оценил будущий ущерб в 35-40 млрд рублей (на пятилетку), МТС – в 60 млрд рублей, VEON – в 45 млрд рублей. Откуда взялись эти цифры и почему они столь разные – например, при относительно равноценной абонентской базе «МегаФона» и МТС – оставим эти вопросы на совести операторов. Наверняка все они основаны на неких расчетах – пусть и маркетинговых, подогнанных под контекст…

Подумаем о другом: а есть ли у упомянутых компаний резерв, достаточный для того, чтобы не увеличивать инвестиции в СХД? Сразу же, для дальнейшего сравнения, скажем, что мощностей инфраструктуры MCN Telecom сегодня хватает для существующих кейсов и задач: в собственности оператора находится ЦОД уровня надежности Tier 2+, где мы и планируем хранить переписку пользователей в Интернете, по электронной почте и во всех видах мессенджеров в течение 30 суток. Правда, мы рассчитываем расширять площадь дата-центра, если потребуется дополнительное пространство для хранения информации.

Как же другие? «МегаФон» – владелец 18-ти современных дата-центров по всей стране, МТС – десяти, «ВымпелКом» – трех. В активе у «Ростелекома», который, судя по всему, «поселит» у себя и какой-то объем данных Tele2, – 5,3 тысяч стоек более чем на 15-ти площадках. При том – не будем скромничать – в рамках тотальной Big Data в закромах ИТ-компаний уже давно копятся колоссальные массивы данных о пользователях!

Ресурсы у операторов есть. Именно поэтому их абоненты пока не испытывают особых неудобств и волнений. Но, к сожалению, такое затишье не может длиться вечно. И вот реальный факт. Несмотря на то, что у MCN есть собственный дата-центр в Москве, реализация требований «закона Яровой» в последней редакции потребует от нас немалых ресурсов и вложений: по нашим подсчетам, затраты на реализацию норм закона составят порядка 100 млн руб. Да, в отличие от коллег, мы не оперируем миллиардами, но от этого легче не становится. И, скорее всего, следует ожидать повышения цен на услуги для абонентов, изменятся тарифы.

Можно порассуждать по поводу того, что тарифы менялись и раньше, эпоха демпинга давно и безвозвратно прошла, и повышение стоимости телеком-услуг вряд ли станет для кого-либо вопиющим недоразумением. Но лучше подумать над тем, как оператор может сохранять «рамки приличия» в своей ценовой политике – чтобы лояльность сохранить.

1. Квантовое шифрование – вот что могло бы окончательно разрешить проблему. Ведь, помимо инновационных квантовых механизмов криптографии, решение, основанное на математическом методе двоично-десятичного преобразования информации и псевдорегулярных числах, позволяет записать 1Тб определенной информации всего лишь 18-ю десятичными знаками. Однако использовать квантовые вычисления пока никто не торопится, ведь для этого нужно сломать и построить заново всю ИТ-инфраструктуру.

2. Решение «Ростеха» и НКК, предлагающих использовать их хранилище для реализации требований «закона Яровой» в качестве буфера. Ну, «Ростех» уже собирался стать транзитным хранителем интернет- и голосового трафика. Не разрешили. Дальнейшего полета творческой мысли сотрудников госкорпорации можно ждать долго, а время (и ФСБ) ждать не будет.

3. Применение программных средств оптимизации трафика. Записывать «голос» не в mp3, а в 3gpp, например. Проблема в том – насколько удастся централизовать такие методы и насколько они будут соответствовать пожеланиям регулятора.

4. Старые добрые ленточные накопители. Надежное, недорогое и, главное, знакомое средство. Кто-то еще рассчитывает благодаря «закону Яровой» поднять российский рынок СХД? Надеетесь на увеличение продаж флеш-массивов? Напрасно. Из запасников достаются устройства на магнитных лентах – и вот оно, «вперед в прошлое»!

Редакция MCN Telecom

Поделиться статьей

Комментарии: